Русская поэзия
» Русская поэзия » Василий Капнист » Все стихи » Комментарии RSS 2.0 Подпишись

Василий Капнист

Василий Капнист
Читайте все стихи русского поэта Василия Капниста на одной странице.

Все стихи на одной странице


Алексею Николаевичу Оленину

Не тот счастлив, кто кучи злата
Имеет в крепких сундуках,
Кому фортуна торовата
В удел дает блестящий прах,
В чертог чей пышный и огромный
Несчастных не доходят стоны,
Встречая стражу при вратах.
Но тот, кто, скорбным сострадая,
Творил добро по мере сил,
Свои кто пользы забывая,
Лишь ближнему полезен был,
Для блага общего трудился,
Во счастии — не возгордился,
Несчастье — с твердостью сносил.

В семействе кто нашел отраду
И утешенье средь друзей,
Кто добрых дел своих награду
Находит в совести своей.
Тот жизни сей в путях опасных
Идет средь пропастей ужасных
Ко счастью истинной стезей.

Хотя судьба к нему озлится,
Он духом тверд, неколебим,
Удара грома не страшится;
От всех почтен, от всех любим,
Спокойно на грозу взирает;
Как дуб, что бурю презирает,
Тверд основанием своим.

Оленин! се изображенье
Достоинств и доброт твоих.
Не лести низкое внушенье
Вещает днесь в стихах моих,
В них нет витийственна искусства,
Но сердца благодарны чувства
И правды глас — источник их.

Теки ж — и, путь свой совершая,
С стези не совратись своей;
Души великой цель прямая —
Стремиться к счастию людей.
Живи же им во утешенье,—
И от небес благословенье
Прольется над главой твоей.
1821
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Батюшкову

Скажи мне, Батюшков любезный!
Дай дружбе искренний ответ:
Зачем нельстивый и полезный
Ты пренебрег ее совет?

Зачем великолепно Тасса
Решился вновь похоронить,
Когда средь русского Парнаса
Его ты мог бы воскресить?

На то ль он краски бесподобны
И кисть свою тебе вручил,
Чтоб в память ты его надгробный
Лишь кипарис изобразил?

Нет, нет, признательнейшей дани
Он ждал за дар свой: он хотел,
Чтоб прелести любви и брани
На лире ты его воспел.

Ты пел уж их; и, восхищенный,
С вершин Парнаса Тасс внимал,
Когда, самим им вдохновенный,
Его ты песни повторял;

Когда на славном невском бреге
Гремел его струнами ты
И в хладном севере на снеге
Растил соррентские цветы.

Но ты замолк, и тщетно гласа
Знакомого бессмертный ждет;
И тщетно ждем мы: лира Тасса
И звука уж не издает.

Почто ж замолк ты? Дружбы пени
Прими без ропота, мой друг!
Почто, предавшись томной лени,
Паривший усыпил ты дух?

Проснись; ударь по сладкогласным
Струнам — и, славных дел певец,
С Торкватовым венцом прекрасным
Прекрасный свой сплетешь венец.
20 октября 1817
Примечания:
В стихотворении Капнист говорит о переводе К.Н.Батюшкова поэмы Тасса «Освобожденный Иерусалим». См. раздел К.Батюшкова на этом сайте.
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Богатство убогого

Кто счастья ищет в свете,
Тщеславие любя,
Тот ввек имей в предмете
Лишь одного себя.
Но я лишь рад покою,
Гордыне не служу,
В сей хижине с тобою
Я счастье нахожу.

Купцы в моря глубоки
За златом пусть плывут;
Цари пусть крови токи
За шаг границы льют,
Но я, не алча кровью
Купить вселенной всей,
Твоей одной любовью
Богаче всех царей.

Хоть хижина убога,
С тобой она мне храм;
Я в ней прошу от Бога
Спокойства только нам.
Но века чтоб прибавить,
О том я не молюсь:
Тебя, мой друг! оставить
И пережить боюсь.

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

Бренность красоты

Увы! что в мире красота?—
Воздушный огнь, в ночи светящий,
Приятна сердцу сна мечта,
Луч солнечный, в росе блестящий.

Мгновенье — нет Авроры слез,
Мгновенье — льстить мечта престала,
Мгновенье — метеор исчез,
Мгновенье — и краса увяла!

Эльвира! в легких сих чертах
Твою я повесть представляю:
Давно ли прелесть?— ныне прах,
И вид твой лишь в душе встречаю.

Но где ты днесь? О сердца друг!
Останок твой здесь персть покрыла,
Но персти не причастен дух
И не пожрет его могила.

Ты там, где вечен цвет красы,
Которая в тебе мелькнула,
Отрадой меря где часы,
От зол доброта отдохнула.

Небесную отверзла дверь
Тебе над смертию победа
И радость ангелов теперь
Твоя сладчайшая беседа.

Моя ж беседа — грусть; и нет,
Нет сил прогнать тоску унылу;
Она всяк день меня ведет
На хладную твою могилу.

Сойди ж и ты, о друг мой, к ней,
Зри скорбью грудь мою раздранну;
Пролив в нее отрад елей,
Ты облегчи сердечну рану.

Дай сил ждать смертного часа,
Что съединит меня с тобою,
А здесь пусть дряхлость и краса
Покроются одной доскою.
17 сентября 1817
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

В память береста

Здесь берест древний, величавый,
Тягча береговый утес,
Стоял, как патриарх древес:
Краса он был и честь дубравы,
Над коею чело вознес.

Перуном, бурей пощаженный,
Веками он свой век счислял,
Но бодрость важную казал
И, ветви распростря зелены,
Весь берег тенью устилал.

Ах! сколько крат в дни летня зноя,
Гнетомый скукой иль тоской,
Пришед под свод его густой,
Я сладкого искал покоя —
И сладкий находил покой.

От бури, от дождя, от града
Он был надежный мне покров;
И мягче шелковых ковров
В тени, где стлалася прохлада,
Под ним ковер мне был готов.

Там, в час священных вдохновений,
Внимать я гласу музы мнил,
Мечтой себя там часто льстил,
Что Флакка добродушный гений
Над головой моей парил.

Мечты то были; но мечтами
Не все ль златятся наши дни?
В гостеприимной там тени,
Под кровом береста, часами
Мне представлялися они.

Казалось, дряхлостью сляченна,
Меня он, старца, преживет,
И в круге многих, многих лет,
От своего чела взнесенна,
Над правнуками тень прострет.

Но Псёл скопленными струями,
Когда весенний таял снег,
Усиля свой упорный бег,
Меж преплетенными корнями
Под берестом смывает брег.

«Уж берест клонится на воду,
Подрывшу брега крутизну,
Уж смотрит в мрачну глубину,
И скоро, в бурну непогоду,
Вверх корнем ринулся б ко дну.

Главой в реку б он погрузился
И, с илом там сгустя песок,
Свободный воспятил бы ток;
Об ветви б легкий челн разбился».
Пришел и твой, о берест! рок.

У корня уж лежит секира!
О скорбь! Но чем переменить?
Злой рок решил тебя истнить,
Тебя, невинный житель мира,
И мне твоим убийцей быть!

Прости ж, прямый мой покровитель,
Теперь — лишь жалости предмет!
Прости — и мой уж час грядет:
Твой гость, невольный твой губитель,
Тебя недолго преживет.

Но рок нас не разлучит вечно:
Ты часто мне дарил покой,—
В тебе ж и прах почиет мой:
Скончав путь жизни скоротечной,
Покроюся — твоей доской.
<1822>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Вездесущность и промысл Божий

     Псалом 138

Творец миров и человека!
Ты испытал меня, узнал;
И сокровенны издалека
Мои ты мысли угадал.

Все подвиги мои Ты знаешь,
Пути мои все видишь Ты;
И каждый шаг мой назираешь
Недремно с горней высоты.

В уме рожденное лишь слово,
Известно сердцу одному,
Из уст лететь едва готово,
Дошло уж к слуху Твоему.

Везде Твоя мне зрится сила,
Куда ни обращаюсь я;
И верх главы моей покрыла
Стрегущая рука Твоя.

Высокой столь и столь чудесной,
Творец! премудрости Твоей
Постичь не может ум мой тесной;
Но исступлен дивится ей.

Где скрыться от Тебя, не знаю;
Взнесусь над звездны высоты:
На троне там Тебя встречаю;
Спущусь во ад... и тамо Ты.

Парю ли на крылах денницы
За крайний океана брег;
И тамо длань Твоей десницы
Мой быстрый остановит бег.

Я рек: во тьме могу сокрыться;
Но взор Твой освещает тень:
Пред ним не может мрак сгуститься
И воссияет ночь, как день.

Сколь чуден Бог, меня создавый,
Сколь чуден Ты в делах своих!
В них луч Твоей блистает славы;
Душа моя гласит о них.

Когда еще я не зачался,
Меня уж Ты образовал;
И Ты, когда я оживлялся,
Из чрева матери приял.

Ты твари зрел не сотворенны,
Как будто б их давно создал;
И всей их жизни дни внесенны
Уж в книге вечности читал.

О сколь Твоя премудрость дивна!
Сколь множество ее плодов!
Как время, цепь их непрерывна;
Число, как тма морских песков.

И Ты ль, Творец! всезрящим оком
Злодейства грешников не зришь;
И в гневе праведном, жестоком
Их смертию не поразишь?

Бегите ж, злые! уклонитесь;
Язык ваш остр, как жало змей:
Хулу гласить вы не страшитесь
На Бога в буйности своей.

О Боже мой! Ты зришь и видел,
Как дерзостных врагов Твоих
Я всей душой возненавидел;
И за врагов считал моих.

Изведай, крою ль в сердце злобу?
О Господи! и вождь мне будь.
Смотри, мой путь ведет ли к гробу?
И к вечности скажи мне путь.

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

Вздох

С Миленой поздною порою,
Под тенью скромного леска,
Мы видели, как меж собою
Два разыгрались голубка.
Любовь моя воспламенилась,
Душа на языке была,
Но, полна страстью, грудь стеснилась,
И речь со вздохом умерла.
Увы! почто ж уста немели
И тайны я открыть не мог?
Но если б разуметь хотели,
Не все ль сказал уж этот вздох?
И нужно ль клятвы, часто ложны,
Всегда любви в поруки брать?
Глаза в душе всё видеть должны
И сердце сердцу весть давать.
<1799>
Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов.
Москва: Художественная литература, 1988.
» к списку
» На отдельной странице

Владиславу Александровичу Озерову

"Эдипа" видел я,- и чувство состраданья
Поднесь в растроганной душе моей хранит
Гонимого слепца прискорбный, томный вид.
Еще мне слышатся несчастного стенанья,
И жалобы его, и грозный клятвы глас,
Что ужасом мой дух встревоженный потряс,
Еще в ушах моих печальной Антигоны
Унылый длится вопль и раздаются стопы.
Трикраты солнца луч скрывала мрачна ночь,
А я всё живо зрю, как нежну, скорбну дочь
Дрожащею рукой отец благословляет
И небо, кажется, над нею преклоняет.
Благодарю тебя, чувствительный певец!
В душе твоей сыскав волшебный ключ сердец
И жалость возбудя к чете, гонимой роком,
Ты дал почувствовать отрадным слез потоком,
Который из очей всех зрителей извлек,
Что к сердцу близок нам несчастный человек.
О! как искусно ты умел страстей движеньи
В изгибах душ открыть и взору показать:
Тут скорбного отца в невольном преступленьи,
Там сына злобного раскаяньем терзать,
Велику душу здесь, там мщенья дух кичливый,
От гнева к жалости стремительны порывы,
Нежнейшей дочери уныние явить
И в души наши все их страсти перелить.
Теки ж, любимец муз! Во храме Мельпомены,
К которому взошел по скользкой ты горе,
Неувядаемый, рукой ее сплетенный,
Лавровый ждет тебя венок на алтаре.
Теки и, презря яд зоилов злоязычный,
В опасном поприще ты бег свой простирай,
Внемли плесканью рук и ввек не забывай,
Что зависть спутница одних даров отличных,
Что ярким озарен сиянием предмет
Мрачнейшу за собой на землю тень кладет.
Конец 1804
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Возношение души к Богу

           Псалом 41

С каким в полдневный зной стремленьем
Летит елень на брег ручья,
С таким, о Боже! нетерпеньем
Парит к тебе душа моя.

Душа моя стремится к Богу,
К живому, к сильному Творцу,
Но жизни сей прошед дорогу,
Когда явлюсь Его лицу?

О скорбна мысль! почто мгновенно
Нельзя, веселый множа сонм,
Со гласом песни восхищенной
Войти, ликуя, в Божий дом?

Мне слезы были в снедь всю ночь и день печали,
Моя беседа — томный вздох,
Когда враги мне повторяли:
«Скажи нам, ныне где твой Бог?»

Почто, душа моя! уныла,
Почто меня ты возмутила?
На Бога уповай: он вознесет твой рог,
Хвалы моей услышит пенье;
Зане единый взор его — мое спасенье:
Он мой защитник, он мой Бог.

Хоть зрит мой дух, печали полный,
Что бездна бездну зол зовет;
Что всех на мне напастей волны
Прешли одна другой во след;

Но если мне Господь спасенье
Явит во дни, в ночи ему
Похвальное воскликну пенье
С мольбою к Богу моему.

Творцу, что в бедствах щит мне твердый,
Почто забыл меня?— скажу:
Когда вознесся враг злосердый,
Почто я сетуя хожу?

Мне в грудь был острый меч во дни моей печали,
Моя беседа — томный вздох,
Когда враги мне повторяли:
«Скажи нам, ныне где твой Бог?»

Почто, душа моя! уныла,
Почто меня ты возмутила?
На Бога уповай: он вознесет твой рог,
Хвалы моей услышит пенье,
Зане единый взор его — мое спасенье;
Он мой защитник, он мой Бог.

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

Горесть (Сокрой, о солнце!..)

Сокрой, о солнце! луч постылый,
Тони скорей в морских волнах;
С душой сообразясь унылой,
Да тьма возляжет в сих местах.
Печалью отягченны очи
Устали уж взирать на свет:
Пускай завеса мрачной ночи
Везде пустынну тень прострет.

Всё скрылось,- всё недвижно, мертво.
Один я во вселенной всей,
Один остался скорби жертвой
В беседе с горестью моей!
И ночь с подругой сей жестокой
Меня не может разлучить!
Она со мной, чтоб гроб глубокой
Рукою медленной мне рыть.

Но стон мой по лесам раздался
И тишину поколебал,
С восставшим шумом волн смешался
И с дна морского - смерть воззвал.
Пойдем,- почто влачить мученье?
К покою мне остался шаг:
Утесист брег... одно мгновенье...
И с скорбью разлучусь в волнах.
<1814>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Горесть разлуки (Удален от Лизы милой...)

Удален от Лизы милой
В роковой разлуке сей,
Без нее в стране постылой
С горестью живу моей
И влеку в тоске унылой
Тяжко бремя скорбных дней.

Лиза! друг твой нежный, страстный,
Ах! почто забыт тобой?
В мрачных чувствах повсечасно
Сердце он крушит тоской.
Возвратись,- иль друг несчастный
Будет жертвой скорби злой.
Поздно Лизу состраданье
К милу другу приведет;
На вопрос о нем молчанье
Даст унылый ей ответ;
Лишь надгробно надписанье
Скажет: "Мила друга нет!"
1814
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Горсть земли на могилу благотворителя

                Друзьям Державина1

              И вы его любили,
              И дружества слезой
              Вы прах его почтили;
              Вам стих печальный мой
              Я посвятить желаю,
              В нем чувства моего
              Я тень изображаю —
              Примите вы его.

Где ты, муж, богом вдохновенный,
О добрый благодетель мой?
Державин! ты ли пал сраженный
Под лютой роковой косой?
И над твоею ли могилой
Звук лиры моея унылой
Печально вторит скорбь мою?
Увы! Удар уже свершился!
Державин в вечность преселился,
И я над прахом слезы лью.

Петь радости... легко, отрадно,
Петь горесть... лиры звон молчит.
Сколь в мире счастие превратно,
И сколь его пременчив вид!
Державин! я вчера с тобою
Добра пленялся красотою,
Тебе внимая, счастлив был...
Но радость смежна со слезами:
Сегодни Волхова струями2
Тебя к могиле проводил.

Ничто судьбы не избегает,
Всему здесь положен предел;
Не вечно счастье нас ласкает,
Увы! и я осиротел!..
Цветок, растущий на долине,
Недолго в счастливой судьбине
Красой и запахом пленял...
Луч солнца к югу уклонился,
Ветр дунул, льдами ток стеснился,
И где ж цветок? Цветок увял!

Но солнце снова воссияет,
Цветок, быть может, оживет,
Лишь мне надежда изменяет,
Мое лишь солнце не взойдет.
Сокрылся луч, меня хранящий!
За часом час, вослед летящий,
Лишь хлад душе моей несет;
Мне в сердце горесть поселилась,
Мысль мрачным облаком покрылась,
И смерть во гроб меня зовет.

О смерть! последняя отрада!
Скажи: почто щадишь меня?
Скажи: ты казнь или награда?
Тебя достойна ль жертва я?
Скажи,— коль смертным знать то можно,
Желать иль трепетать нам должно
Прихода твоего часа?..
Но ты молчишь — и пожинаешь!
Ты тайну в вечности скрываешь,
И всем грозит твоя коса.

Молчишь... Но сердца глас вещает,
Что ты одним злодеям страх.
Что муж благий тебя желает,
Что рай его лишь в небесах.
Путь жизни сей — путь испытаний,
Чрез цепь всех зол, чрез цепь страданий
Он к светлой вечности ведет.
Державин смерти не страшился,
Он смертью к славе возродился,
Его прельщал лишь вечный свет.

Кто мыслью с богом съединился,
Дерзнув непостижимость петь,
Кто с самых, юных дней учился,
Покорствуя судьбе, терпеть,
Кто с скорбным слезы проливает,
Сирот лелеет и питает,
Несчастному отраду льет,
Всяк час добро творить стремится —
Тот смерти верно не страшится
И вечно смертью не умрет.

Ликуй, дражайша тень, в чертоге
Творца и бога твоего!
Ты мыслить здесь дерзал о боге,
А там ты пред лицом его.
Но мы во тьме блуждать остались
И в прахе, где поднесь скитались,
Не сыщем места отдохнуть,
Пока, оконча путь страданий,
Испивши чашу слез, рыданий,
Мы удостоимся заснуть.

Но ты заснул... и всем ли можно
Тебе подобно кончить век?
Блажен, блажен стократ неложно,
Кто так, как ты, свой путь протек.
Ты жизнь небесную вкушаешь,
Ты жив,— ты с нами обитаешь!
Тобой в сей миг внушенный я
Твой стих здесь повторить дерзаю,
В восторге чувства восклицаю:
«Жив бог! — жива душа твоя!»
Июль-октябрь 1816
Примечания:
1. См. раздел Державина на этом сайте. Обратно
2. Сочинитель, оставя покойного 7-го числа июля сего 1816 года в совершенном почти здравии, 10-го того же месяца возвратился в Званку, дабы проводить тело его по реке Волхову в Хутынский монастырь св. Варламия, где оно ныне покоится. Обратно
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Дружеский совет

Тщетно ты трудишься, Хлоя,
Кучи злата в клад копить:
Можно ль с ним приют покоя,
Можно ль дружбы клад сравнить?

Тщетно, устали не зная,
Ты кружишься средь сует:
Алчно сердце, век алкая,
Льстящий зрит вдали предмет.

Лучше ж, труд и попеченье
Брося, жить летящим днем;
Есть и бедным провиденье:
Мать, отца ты сыщешь в нем.

Лучше жить с друзьями, Хлоя,
Чем златой всё клад копить.
Можно ль с ним приют покоя,
Можно ль дружбы клад сравнить?
5 октября 1818
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Закат солнца

Уж солнышко садится
За дальный неба круг,
И тень с горы ложится
На пестровидный луг.
Светильник дня прекрасный!
Ложись и ты, почий:
С зарею новой ясны
Ты вновь прострешь лучи.

Не тот удел светилу
Дней смертного сужден:
Погас ли — в тьму унылу
Навек он погружен.
Так должно ль о беспрочной
Светильне нам жалеть,
Когда лишь краткосрочно
Назначено ей тлеть?

Пускай, кто счастье, радость
Мнит в жизни сей обресть,
Кто льстится тем, что младость
Не может вдруг отцвесть,—
Пускай, пленясь мечтами,
Тот алчет долго жить
И обвивать цветами
Лишь паутинну нить;

А мне, кого печалью
Свирепый рок гнетет,
Почто пленяться далью,
Где терн один растет?
Светильник дня прекрасный,
Ложися, опочий,
Но от страдальца ясны
Сокрой навек лучи.
26 сентября 1822, Ромен
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Зачем мы в старости встречаемся с заботой,
Нас в ней дручит зачем скорбей, болезней гнет?
Затем, чтоб с большею охотой
             Мы оставляли свет!
Конец 1810-х годов (?)
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Зачем, не только в то лишь время,
Когда его тягчило бремя
Фемидиных несносных уз,
Отрекся он от милых муз
И с ними разорвал любезный,
Для всех питомцев их полезный,
Скрепленный славою союз?

Но даже, посреди свободы,
Сестер парнасских хороводы
Его уж боле не манят?
Но пусть неблагодарный знает,
Что хоть он их и забывает,
Они взаимно не хотят
Платить любимцу их забвеньем
И с нежным дружеским терпеньем
Бессмертный лавр ему хранят.
7 января 1823, Обуховка
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Зима

Лютая зима! доколе
Землю будешь ты томить,
Реки быстрые в неволе
Льдистым гнетом бременить?
Долго ль быть твоей нам жертвой
И сносить жестокий хлад?
Все уныло, пусто, мертво,
Все, куда ни кинем взгляд.

Ах, когда ж весна природу
Оживить опять прийдет;
Милую ручьям свободу,
Жизнь древам, цветам вдохнет?
Скоро ль, в рощах безмятежных
Птичек поселяя вновь,
К ним на крыльях горлиц нежных
Принесет она любовь?

Подождем;— не все стремится
Буря из полнощных недр;
Время колесом вертится:
Скоро дунет южный ветр;
Животворной теплотою
Льды распустит и снега
И роскошною рукою
Облечет в цветы луга.

Скоро ласточки на воле
Будут к облакам взлетать;
Скоро станем в чистом поле
Чистым воздухом дышать.
Подождем:— как после тени
Солнца луч ясней блестит,
После скорбных угнетений
Так нас радость оживит.

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

И. В. Леванде

О мир, разврата полный мир!
Лукавство - бог твой, лесть - кумир.
Возможно ли в тебе нам ныне
Стыдливу истину сыскать,
Когда обман в священном чине
И пред алтарь дерзает стать?
Коль лесть везде распространилась,
Посеялась и вкоренилась,
Прозябла, пышно расцвела
И плод тлетворный принесла;
Коль лицемерство злонаветный
На правду вечно строит ков
И, сети кинув неприметны,
Ее свергает в мрачный ров...
24 сентября 1804
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

И.В.Нарышкину (Под счастливой звездой...)

Под счастливой звездой рожденный,
Нарышкин школьных бредней враг;
Трекрестный капитан несменный,
И камер-юнкер, и козак.
В свойстве хоть дальнем с кровью царской,
Причетник обер-секретарской!
Ты видел все, везде прошел;
Скажи ж мне, как в пути сем трудном,
В развратном мире и причудном
Ты демокритов путь нашел?

Иной, все видя в черной краске,
Над миром панихиду пел.
В обманчивой зря злобу маске,
Добру и верить не хотел.
Не тешася кровавой дракой,
Считал героя забиякой,
Согрету в дружбе зрел змею;
Не раз обманут филантропом,
Чтил яростным его циклопом,
Неправд откупщиком — судью.

А ты, людей судья нестрогой,
Заблудших не винишь слепцов;
В напичканных наукой многой
Индийских видишь петухов.
Лишь родом знатна господина
Ты почитаешь за павлина,
Цветным гордящимся хвостом:
Судью коварна — рыболовом,
А рыцаря в венце лавровом —
Отечества опекуном.

Как сам душой не лицемеришь
И презираешь подлу лесть,
То изредка и дружбе веришь,
Добру же платишь должну честь.
Хоть филантропии не чтитель,
Но если где благотворитель
Прострет к сиротке щедру длань,
То, в лепте видя [нрзб] злата,
Ему, как за родного брата,
Несешь признательности дань.

Где встретишь зло, там очи жмуришь;
На доблесть пялишь их остро;
Портрет разврата [нрзб]...
И пишешь во весь рост добро.
Над глупостью глупцов смеешься,
И лбом об стену не бьешься,
Когда пойдет что впоперек.
Без примеси здесь благ не ищешь,
Как в черствой драме в скуке свищешь
И смотришь на людей в раек.

С бездельем дело так мешая,
Живи, как жил ты без забот;
Заднее позабывая,
Все подвизайся лишь вперед.
Над вздором смейся на досуге,
Смейся в малом, милом круге
Драгой жены, детей, друзей;
Вкушай плоды любви и счастья;
И знай, мой друг, что без ненастья
Цены б не знал ты ясных дней.

Примечания:
Стихотворение, как это видно из его содержания, было написано в последний период жизни И.В.Нарышкина, когда он находился уже в отставке от всех служебных дел и жил в кругу своей семьи. И.В.Нарышкин, статский советник, камер-юнкер, родился в 1779 г., умер 23 июня 1818 г.; происходил из рода Нарышкиных, из которого была мать Петра I, Наталья Кирилловна. Поэтому Капнист и говорит о нем: «В свойстве хоть дальнем с кровью царской.»
В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Коль хочешь ты насмешкой
Разумный круг развеселить,
Не избирай другого пешкой,
Но над собой изволь шутить:
Зоилом ввек не будешь слыть
И в ухо влезешь всем — сережкой.
1810-е годы
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Любовная клятва

    Кн. II, ода VIII

Когда б хоть раз ты казнь, Барина,
За ложны клятвы понесла:
Хоть тень на зуб, на лоб морщина,
На ноготь крапинка б взошла;

Поверил бы, но лишь ужасной
Главу измене обречешь,
Милее кажешься - и страстный
Влюбленный рой сильнее ждешь.

И праху матери, и ясным
В нахмуренной ночи звездам,
И, хладной смерти непричастным,
Тебе полезно лгать богам.

Смеется мать любви; веселы
Смеются нимфы вкруг харит
И бог, что пламенные стрелы
Кровавым каменем острит.

Тебе повсюду юнош стая
И новые рабы растут,
И прежни, гнев их забывая,
Под кровь изменницы бегут.

Тебя все матери боятся
И стары скряги за детей;
И жены юные страшатся,
Чтоб блеск твой не взманил мужей.
<Вторая половина 1810-х>
Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов.
Москва: Художественная литература, 1988.
» к списку
» На отдельной странице

Мечта (Мечта, последний луч отрад!..)

Мечта, последний луч отрад!
   И ты мне изменяешь!
И ты уж твой прелестный взгляд
   От скорби отвращаешь!

Люблю; и, искренно любя,
   Взаимностью ласкался,
И счастья призраком себя
   Я обольщать старался.

Но ты уносишь призрак сей
   В страну пустынну, дальну,
Оставя в горести моей
   Лишь истину печальну,

Лишь истину, что за любовь
   Холодность мне заплата
И что не должен ждать я вновь
   Счастливых дней возврата.

Увы! почто же в скорби злой
   Влачить часы постылы,
Когда осталися со мной
   Лишь горести унылы!

В душе той гроба пустота
   Уж мрак свой расстилает,
Котору даже и мечта
   На миг не обольщает.
1810-е годы (?)
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Милой Паше

Напрасно, Паша! ты желаешь
   Стихи мои читать,
Сим чтеньем, может быть, мечтаешь
   Задумчивость прогнать.

Но как ты, друг мой, ошибешься!
   Совсем не то найдешь.
Весьма не часто улыбнешься,
   Частехенько вздохнешь.

С тоской я с юных лет спознался
   И горьку чашу пил;
За миг, что в радости промчался,
   Годами скук платил.

И ныне, жизнь влача унылу,
   По тернам лишь брожу;
Почти всех милых снес в могилу
   И сам уж в гроб гляжу.

Итак, не радостных мечтаний
   Увидишь здесь черты,
Увидишь скорбь,— и лишь стенаний
   Услышишь эхо ты.

Почто же чтеньем сим печальным
   Взвергать на сердце гнет?
Почто покровом погребальным
   Мрачить веселья цвет?

Но требуешь,— ах! друг мой милый,
   И ты уж, может быть,
Изведала, что в час унылый
   Отрадно слезы лить.

Прими ж мой дар; когда, читая
   Печальный стих, вздохнешь,—
О старце, Паша дорогая!
   Сим вздохом вспомянешь.
10 сентября 1817
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Мне кажется, ее лицо
Бело и кругло, как яйцо.
Косы волнистой черный волос
Длиннее, чем высокий колос.
Не слишком выпукло чело
Так чисто, гладко, как стекло.
Собольи брови и ресницы,
Глаз круглых черные зеницы,
Как темных два зерна гранат,
В больших жемчужинах блестят.
Нос - тонкой, хоть и не причудный,
Но к описанью очень трудный.
Румяны маленьки уста -
Как свежей розы два листа;
Меж ними, на черте полкруга,
В коралле два ряда жемчуга.
На млеко-розовых щеках,
Не знаю для чего и как,
Чтоб разве спесь их не надула,
Любовь две ямочки вогнула.
Но что сказать о бороде?
К сравненью не сыщу нигде,
Что было б хоть немного схоже
С округлостью ее пригожей...
Хотела б дерзкая рука
Изобразить хотя слегка
Белейшу алебастра шею...
Но дале всё же не посмею
Моей картины продолжать...
Итак, не лучше ль окончать
И, кисть оставя осторожно,
Просить тебя, чтоб, если можно,
Красы изобразил ты нам,
Которых часто видишь сам.
Декабрь 1810
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Мне сказали: жизни радость
Можно лишь в любви сыскать,
Что ее восторгов сладость
Ни сказать, ни описать.
Сей любви, что все хвалили,
В дар я сердце принесла:
Но, увы! где рай сулили,
Там я лютый ад нашла.

Красотой моей плененный,
Век божась меня любить,
С клятвами сплетал измены,
Чтоб несчастну обольстить.
Я поверила,- не можно
Усумниться мне было:
В нем, казалося, неложно
Сердце клятву изрекло.

Но, увы! к каким страданьям
Сей привел меня обет!
Не было конца терзаньям,
Изъяснить их слова нет.
Горесть сердце раздирала,
Скорбью угнетался дух,
Смерть я в помощь призывала...
Но пришел на помощь друг.

Дружество! признаньем вечным
Буду я тебе должна:
Состраданием сердечным
Скорбь моя облегчена.
В дар тебе теперь клянуся
Жизнь и чувства посвятить.
Нет, уж больше не влюблюся;
Друга буду лишь любить.
<1814>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Мщение любовника

        Эпод XV

Ночь длилась, и луна златая
Сияла меж подруг своих,
Когда, о Лида! прижимая
Меня в объятиях твоих
Сильней, чем плющ вкруг дуба вьется,
Ты клятву повторяла мне,
Ту клятву, что богам смеется,
Живущим в звездной вышине.

Клялась ты: волк пока в долине
Ягненков будет устрашать
И Орион зыбей в пучине
Не перестанет воздвигать,
Пока зефир не позабудет
Лелеять Фебовых кудрей,-
Любовь твоя взаимно будет
Ответствовать любви моей.

Но бойся, мести чтоб достойной
Ты от меня не понесла:
Я не стерплю, чтоб ты спокойно
Все ночи с милым провела;
Другую полюблю сердечно,
Сказав изменнице "прости!",
К тебе ж не возвращуся вечно,
Как ни жалей и ни грусти.

А ты, счастливец обольщенный,
Утратой ныне горд моей!
Хотя сады распространенны,
Хоть тысячу ты стад имей,
Хотя б обширнее Босфора
К тебе златый Пактол протек,
Хоть будь мудрее Пифагора,
Что в мире жил двукратный век;

Хотя б прекрасного Нирея
Твоей ты превзошел красой,
Но тож, о ясных днях жалея,
Их мрачной заменишь тоской;
Изменой станешь ты терзаться
И легковерность клясть свою,
Тогда-то над тобой смеяться
Я буду в очередь мою.
7 декабря 1819, Обуховка
Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов.
Москва: Художественная литература, 1988.
» к списку
» На отдельной странице

На кончину Г.Р.Державина

Державин1 умер!.. слух идет,
И все молве сей доверяют.
Но здесь и тени правды нет:
Бессмертные не умирают!
18 августа 1816, Обуховка
Примечания:
1. См. раздел Державина на этом сайте. Обратно
Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т.
Москва: Детская литература, 1996.
» к списку
» На отдельной странице

На новый 1797 год

Как дождевая капля в море,
Так в вечность канул прошлый год,
Умчал и радости и горе,
Но, улетев, отверстый вход
Оставил в мир им за собою.
Почто ж могучею рукою
Не затворил он тех дверей,
Чрез кои горесть к нам втекает?
Никак: он вход им заграждает,
Оставя Павла у дверей.
1797
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

На смерть друга моего

Томны отголоски! песнь мою печальну
	Холмам отнесите;
Вниз потока быстра, сквозь дубраву дальну,
	В рощах повторите.

Ах! почто любезна друга, рок постылой!
	Ты меня лишаешь?
С кем делилось сердце, хладной с тем могилой
	Вечно разделяешь.

Все, в чем смертный, сладку полюбя отраву,
	Верх утех поставил,
Все — богатство, роскошь, знатность, громку славу
	Я тебе оставил.

Не гонясь за теньми скользкою дорогой,
	В лестной счастья службе,
Уголок берег я в хижине убогой
	Лишь любви и дружбе.

Ты просторным сделал уголок сей тесной:
	И любви подруга
Сослана тобою в край нам безызвестной
	Из семейна круга.

К чьей груди осталось приложить мне ныне
	Грудь осиротелу?
Ах! средь людства буду, как в глухой пустыне,
	Жизнь влачить я целу.

Томны отголоски! песнь мою печальну
	Холмам отнесите;
«Нет уж друга мила!»— сквозь дубраву дальну
	В рощах повторите.

Ах! почто ж ты, друг мой, в жертву жизни краткой
	Роком осужденный,
Пал, как лавр ветвистый, средь долины гладкой,
	Громом пораженный!

Ежедневно новы с верными друзьями
	Ты делил утехи;
Вслед тебе гонялись резвыми толпами
	Радость, игры, смехи.

Вслед тебя отныне лишь любовь уныла
	Гроб твой посещает:
Там твой прах пожравша хладная могила
	Слезы пожирает.

Где ж ты? друг мой милый! Хоть в мечте мгновенной
	К другу возвратися;
С сердцем, что с тобою было съединенно,
	Ты еще простися.

Но мой вопль напрасно, повторен сторицей,
	К другу в гроб стремится:
Всё в природе немо: травка над гробницей
	Не пошевелится.

Томны отголоски! вы хоть отвечайте
	На мой вопль унылой.
Сквозь дубраву дальну в рощах повторяйте:
	«Ах! прости, друг милой!»

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

На смерть Юлии

Уже со тьмою нощи
Простерлась тишина.
Выходит из-за рощи
Печальная луна.
Я лиру томно строю
Петь скорбь, объявшу дух.
Приди грустить со мною,
Луна, печальных друг!

У хладной сей могилы,
Под тенью древ густых
Услышь мой вопль унылый
И вздохов стон моих.
Здесь Юлии любезной
Прах милый погребен.
Я лить над ним ток слезный
Навеки осужден.

Подобно розе нежной,
Ты, Юлия! цвела.
Ты в жизни сей мятежной
Мне друг, мне всё была.
Теперь, тебя теряя,
Осталось жижнь скончать
Иль, скорбью грудь терзая,
Всечасно умирать.

Но песни сей плачевной
Прервать я должен стон:
Слезами омоченной
Немеет лиры звон.
Безмолвною тоскою
Сильняй теснится дух:
Приди ж грустить со мною,
Луна, печальных друг!
Между 1788 и 1792
Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т.
Москва: Детская литература, 1996.
» к списку
» На отдельной странице

На тленность

"Река времен в своем теченьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы".1

Так лебедь пел, Пиндар российский,
Когда готовился уж час,
В полете быстром к гробу близкий,
Взвенеть ему последний раз.
И в миг, как хладною рукою
Уж лиру смерть рвала из рук,
Так громкой он издал струною
Пленительный последний звук.

Из века в век сей звук прольется.
Державин, нет! Всежруща тлень
К венкам твоим не прикоснется,
Пока светящий смертным день
Чредиться будет с ночью звездной,
Пока ось мира не падет,-
Времен над реющею бездной
Венок твой с лирою всплывет.
17 сентября 1817
Примечания:
1. Первая строфа стихотворения Державина, Река времен.... См. раздел Державина на этом сайте. Обратно
100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов.
Владимир Марков. Упражнение в отборе.
Centifolia Russica. Antologia.
Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.
» к списку
» На отдельной странице

Обуховка

      Non ebut neque aureum
      Mea renidet in domo lacunar.1

В миру с соседами, с родными,
В согласьи с совестью моей,
В любви с любезною семьей
Я здесь отрадами одними
Теченье мерю тихих дней.

Приютный дом мой под соломой
По мне,— ни низок, ни высок;
Для дружбы есть в нем уголок,
А к двери, знатным незнакомой,
Забыла лень прибить замок.

Горой от севера закрытый,
На злачном холме он стоит
И в рощи, в дальный луг глядит;
А Псёл, пред ним змеей извитый,
Стремясь на мельницы, шумит.

Вблизи, любимый сын природы,
Обширный многосемный лес
Различных купами древес,
Приятной не тесня свободы,
Со всех сторон его обнес.

Пред ним, в прогалине укромной,
Искусство, чтоб польстить очам,
Пологость дав крутым буграм,
Воздвигнуло на горке скромной
Умеренности скромный храм.

Умеренность, о друг небесный!
Будь вечно спутницей моей,
Ты к счастию ведешь людей,
Но твой алтарь, не всем известный,
Сокрыт от черни богачей.

Ты с юных дней меня учила
Честей и злата не искать,
Без крыльев — кверху не летать
И в светлом червячке — светила
На диво миру не казать.

С тобой, милейшим мне на свете,
Моим уделом дорожу;
С тобой, куда ни погляжу,
Везде и в каждом здесь предмете
Я нову прелесть нахожу.

Сойду ль с горы — древес густою
Покрытый тенью теремок,
Сквозь наклоненный в свод лесок,
Усталого зовет к покою
И смотрится в кристальный ток.

Тут вечно царствует прохлада
И освежает чувства, ум,
А тихий, безумолкный шум
Стремительного водопада
Наводит сон средь сладких дум.

Там двадцать вдруг колес вертятся,
За кругом поспешает круг,
Алмазы от блестящих дуг,
Опалы, яхонты дождятся,
Под ними клубом бьет жемчуг.

Так призрак счастья движет страсти,
Кружится ими целый свет.
Догадлив, кто от них уйдет:
Они всё давят, рвут на части,
Что им под жернов попадет.

Пойдем, пока не вечереет,
На ближний остров отдохнуть;
К нему ведет покрытый путь,
Куда и солнца луч не смеет
Сквозь темны листья проскользнуть.

Там сяду я под берест мшистый,
Опершись на дебелый пень.
Увы! не долго в жаркий день
Здесь будет верх его ветвистый
Мне стлать гостеприимну тень.

Уж он склонил чело на воду,
Подмывши брега крутизну,
Уж смотрит в мрачну глубину,
И скоро, в бурну непогоду,
Вверх корнем ринется ко дну.

Так в мире времени струями
Всё рушится средь вечной при,—
Так пали древни алтари,
Так с их престольными столпами
И царства пали и цари.

Но скорбну чтоб рассеять думу,
Отлогою стезей пойдем
На окруженный лесом холм,
Где отражает тень угрюму
С зенита ярким Феб лучом.

Я вижу скромную равнину
С оградой пурпурных кустов:
Там Флора, нежна мать лугов,
Рассыпала свою корзину,
Душистых полную цветов.

Там дале, в области Помоны,
Плоды деревья тяготят;
За ними Вакхов вертоград,
Где, сока нектарного полны,
Янтарны гроздия блестят.

Но можно ль все красы картинны,
Всю прелесть их изобразить?
Там дальность с небокругом слить,
Стадами тут устлав долины,
Златою жатвой опушить?

Нет, нет, оставим труд напрасный,
Уж солнце скрылось за горой,
Уж над эфирной синевой
Меж туч сверкают звезды ясны
И зыблются в реке волной.

Пора к семейству возвратиться,
Под мой беседочный намет,
Где, зря оно померкший свет,
Уж скукой начало томиться
И моего возврата ждет.

Всхожу на холм — луна златая
На легком облаке всплыла
И верх текущего стекла,
По голубым зыбям мелькая,
Блестящий столп свой провела.

О! как сие мне место мило,
Когда, во всей красе своей,
Приходит спутница ночей
Сливать с мечтой души унылой
Воспоминанье светлых дней!

Вдали зрю смесь полянок чистых
И рощ, покрывших гор хребты,
Пред мною нежных роз кусты,
А под навесом древ ветвистых,
Как мрамор, белые кресты.

Благоговенье! Молчалива,
Витийственна предметов речь
Гласит: «Ты зришь своих предтеч,
Священна се господня нива:
Ты должен сам на ней возлечь».

Так, здесь и прах отца почтенный,
И прах семи моих детей
Сырою я покрыл землей;
Близ них дерновый круг зеленый —
Знак вечной храмины моей.

Мир вам, друзья! Ваш друг унылый
Свиданья с вами скоро ждет;
Уж скоро!.. Кто сюда придет,
Над свежей скромною могилой
В чертах сих жизнь мою прочтет:

«Капнист сей глыбою покрылся,
Друг муз, друг родины он был;
Отраду в том лишь находил,
Что ей как мог, служа, трудился,
И только здесь он опочил».
16 июля 1818
Примечания:
1. Ни слоновая кость, ни золотой потолок не сверкают в моем доме (лат.).— Ред. Обратно
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Ода на рабство

Приемлю лиру, мной забвенну,
Отру лежащу пыль на ней;
Простерши руку, отягченну
Железных бременем цепей,
Для песней жалобных настрою,
И, соглася с моей тоскою,
Унылый, томный звук пролью
От струн, рекой омытых слезной;
Отчизны моея любезной
Порабощенье воспою.

А ты, который обладаешь
Един подсолнечною всей,
На милость души преклоняешь
Возлюбленных тобой царей,
Хранишь от злого их навета!
Соделай, да владыки света
Внушат мою нелестну речь,—
Да гласу правды кротко внемлют
И на злодеев лишь подъемлют
Тобою им врученный меч.

В печальны мысли погруженный,
Пойду, от людства удалюсь
На холм, древами осененный,
В густую рощу уклонюсь,
Под мрачным, мшистым дубом сяду.
Там моему прискорбну взгляду
Прискорбный всё являет вид:
Ручей там с ревом гору роет,
Унывно ветр меж сосен воет,
Летя с древ, томно лист шумит.

Куда ни обращу зеницу,
Омытую потоком слез,
Везде, как скорбную вдовицу,
Я зрю мою отчизну днесь:
Исчезли сельские утехи,
Игрива резвость, пляски, смехи;
Веселых песней глас утих;
Златые нивы сиротеют;
Поля, леса, луга пустеют;
Как туча, скорбь легла на них.

Везде, где кущи, села, грады
Хранил от бед свободы щит,
Там тверды зиждет власть ограды
И вольность узами теснит.
Где благо, счастие народно
Со всех сторон текли свободно,
Там рабство их отгонит прочь.
Увы! судьбе угодно было,
Одно чтоб слово превратило
Наш ясный день во мрачну ночь.

Так древле мира вседержитель
Из мрака словом свет создал.
А вы, цари! на то ль зиждитель
Своей подобну власть вам дал,
Чтобы во областях подвластных
Из счастливых людей несчастных
И зло из общих благ творить?
На то ль даны вам скиптр, порфира,
Чтоб были вы бичами мира
И ваших чад могли губить?

Воззрите вы на те народы,
Где рабство тяготит людей,
Где нет любезныя свободы
И раздается звук цепей:
Там к бедству смертные рожденны,
К уничиженью осужденны,
Несчастий полну чашу пьют;
Под игом тяжкия державы
Потоками льют пот кровавый
И зляе смерти жизнь влекут;

Насилия властей страшатся;
Потупя взор, должны стенать;
Подняв главу, воззреть боятся
На жезл, готовый их карать.
В веригах рабства унывают,
Низвергнуть ига не дерзают,
Обременяющего их,
От страха казни цепенеют
И мыслию насилу смеют
Роптать против оков своих.

Я вижу их, они исходят
Поспешно из жилищ своих.
Но для чего с собой выводят
Несущих розы дев младых?
Почто, в знак радости народной,
В забаве искренней, свободной
Сей празднуют прискорбный час?
Чей образ лаврами венчают
И за кого днесь воссылают
К творцу своих молений глас?

Ты зришь, царица! се ликует
Стенящий в узах твой народ.
Се он с восторгом торжествует
Твой громкий на престол восход.
Ярем свой тяжкий кротко сносит
И благ тебе от неба просит,
Из мысли бедство истребя,
А ты его обременяешь:
Ты цепь на руки налагаешь,
Благословящие тебя!

Так мать, забыв природу в гневе,
Дитя, ласкающеесь к ней,
Которое носила в чреве,
С досадой гонит прочь с очей,
Улыбке и слезам не внемлет,
В свирепстве от сосцев отъемлет
Невинный, бедственный свой плод,
В страданьи с ним не сострадает
И прежде сиротства ввергает
Его в злосчастие сирот.

Но ты, которыя щедроты
Подвластные боготворят,
Коль суд твой, коль твои доброты
И злопреступника щадят,—
Возможно ль, чтоб сама ты ныне
Повергла в жертву злой судьбине
Тебя любящих чад твоих?
И мыслей чужда ты суровых,—
Так что же?— благ не скрыла ль новых
Под мнимым гнетом бедствий сих?

Когда пары и мглу сгущая,
Светило дня свой кроет вид,
Гром, мрачны тучи разрывая,
Небесный свод зажечь грозит,
От громкого перунов треска
И молнии горящей блеска
Мятется трепетна земля,—
Но солнце страх сей отгоняет
И град сгущенный растопляет,
Дождем проливши на поля.

Так ты, возлюбленна судьбою,
Царица преданных сердец,
Взложенный вышнего рукою
Носяща с славою венец!
Сгущенну тучу бед над нами
Любви к нам твоея лучами,
Как бурным вихрем, разобьешь,
Их, к благу бедствие устроя,
Унылых чад твоих покоя,
На жизнь их радости прольешь.

Дашь зреть нам то златое время,
Когда спасительной рукой
Вериг постыдно сложишь бремя
С отчизны моея драгой.
Тогда — о лестно упованье!—
Прервется в тех краях стенанье,
Где в первый раз узрел я свет.
Там, вместо воплей и стенаний,
Раздастся шум рукоплесканий
И с счастьем вольность процветет.

Тогда, прогнавши мрак печали
Из мысли горестной моей
И зря, что небеса скончали
Тобой несчастье наших дней,
От уз свободными руками
Зеленым лавром и цветами
Украшу лиру я мою;
Тогда, вослед правдивой славы,
С блаженством твоея державы
Твое я имя воспою.
1783
Примечания:
Сия ода сочинена в 1783 году; она полагается здесь как по порядку леточислительному, так и потому, что служила поводом к сочинению следующей оды — «На истребление звания раба». (Прим. автора.)
Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т.
Москва: Детская литература, 1996.
» к списку
» На отдельной странице

Осень

В дубраве грозна буря воет,
Крутится вихрем дождь и град.
С горы стремясь, долину роет
Ревущий, быстрый водопад.
Во мраке молния лишь блещет,
Не видно в туче светлых звезд.
Вдруг грянул гром: и бор трепещет,
Не сыщут робки звери мест.

Почто ж так осень свирепеет
И градом томну землю бьет?
Природа без того мертвеет:
Давно увял уж розы цвет,
Давно деревья обнаженны,
Склонивши ветвия, стоят
И птицы, гнезд своих лишенны,
Без крова сносят лютый хлад.

Прийди ж, зима! и скорбь природы
В одно мгновение прерви:
Оцепени растенья, воды
И всю природу умертви.
Как лед, твоя десница хладна
От бурь ей сладкий отдых даст:
Увы! бесчувственность отрадна,
Где тяжка нас томит напасть.

Когда в печалях сердце ноет,
А рок еще его гнетет
И глубже ров несчастным роет
Несносных, неизбежных бед,—
Тогда спокойство нам доставить
Одна лишь может хладна смерть:
От чувства горести избавить
И скорби остро жало стерть.
<1806>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

От старосты парнасска цеха

          Сей час
     Я получил приказ,
И хоть всю прошлу ночь сомкнуть не мог я глаз
(Зане от зависти сну сделалась помеха),
     Но если лиры бог
   Поможет с высоты небесной,
   То свадебный спеку пирог,-
   Боюсь лишь, чтоб он не был пресный.
Иной, кто маслену провел с подругой ночь,
     Легко поведат в-точь
   Любовны, брачные потехи,
          Но мне,
Которому случилися помехи
     Их видеть и во сне,
     Возможно ли успеть,
   Чего лишаюсь, то воспеть?
Начало 1799
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Ответ Федору Петровичу Львову

Хорошо тому о счастье,
Друг любезный! говорить,
Кто в житейском мог ненастье
Голову плащом прикрыть,
Тем, в котором мудрость скромна,
Из дворца ушед огромна,
Любит в шалаши ходить!

В море кто мирском бурливом
Мог, попутный ветерок
В парус уловя, заливом
К пристани привесть челнок,
Чтоб там груз свой непричудный —
Мир, любовь — снести хоть в скудный,
Но защитный уголок.

Там он, вне толпы мятежной,
И сует, и прихотей,
С милою подругой нежной
Роем окружен детей.
Видит в сине море дально
Льющийся струей кристальной
Ручеек веселых дней.

От вельможеских затейных
Убегает он пиров,
Но навстречу игр семейных,
Как дитя, бежать готов;
Дружбу в гости приглашает
И тишком с ней подстригает
Крылья счастливых часов.

Там он может на досуге
Звонку лютню острунять
И, о старом вспомня друге,
Песнь игриву напевать;
Может, с чванства сняв личину,
Счастья скромного картину
Всем на зависть представлять.

Так зачем, мой друг, хлопочешь
Легку песнь давать на суд?
Счастье петь свое ты хочешь?
Пой! судья не нужен тут:
С чувством рифма дружно ляжет,
И сказать, что сердце скажет,
Небольшой счастливцу труд!
29 ноября 1817
Примечания:
Ф.П.Львов — писатель, друг Капниста. В 1794 году Ф.П.Львов много хлопотал в Петербурге об издании комедии «Ябеда». Настоящее стихотворение было написано в 1817 г.; оно является ответом на послание Ф.П.Львова «В.В.Капнисту. При посылке моих стихов».
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Петру Первому

В младенческих летах коварные измены,
Вторый Алкид, как змей, трикрат он задушил.
Чтоб мрак невежества, вокруг его сгущенный,
Рассеять - рубищем порфиры блеск прикрыл;
И, прешагнув моря, к работе низкой руки
Простер, чтоб водворить в отечестве науки.
Сам рать образовал, сам строил корабли.
Он рек - и реки в Белт из Каспа потекли;
Иссунул меч - и готф на высотах Полтавы
К ногам могущего с трофеев гордых пал;
Коснулся лишь пера - и суд безмездный, правый
Из-под развалины нестройств главу поднял.
Сей муж тьмой подвигов, потомством незабытых,
Вселенной доказал, что в поприще владык
Великий вырод был в мужах он именитых,
Ни счастьем, ни венцом, но сам собой - велик.
1811 (?)
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Приближение грозы

В тучу солнце закатилось,
Черну, как сгущенный дым,
Небо светлое покрылось
Мрачным саваном нощным.
Быть грозе: уж буря воет;
Всколебавшись, лес шумит,
Вихрь порывный жатву роет,
Грозный гул вдали гремит.

Поспешайте в копны сено
И снопы златые класть,
Дождь пока коснит мгновенно
Ливнем на долины пасть,
Ветр покуда не засеял
Градом ваших нив, лугов
И по терну не развеял
Дорогих земли даров.

Поздно будет вам, уж поздно
Помогать от лютых бед,
Дождь когда из тучи грозной
Реки па поля прольет.
Детушек тогда придется
Уносить в село бегом;
Счастлив, кто и там спасется!
Слышите ль? Уж грянул гром!
Август 1818, Обуховка
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Святый восторг благотворенья!
Что в мире сладостней тебя?
Благого образ провиденья:
В других зреть счастливым себя,
Добру все посвятить мгновенья,
Несчастных как родных любя.

Кто благо обще назидает,
Достоин тот любви сердец,
Но он признанья не алкает,
Не льстит его наград венец:
Награду в сердце обретает
Сердечно чувствие, не льстец.

Героев славила вселенна,
Но славы глас замолк в веках;
Хвала, на камнях иссеченна,
И обелиски — пали в прах:
Благотворенья мзда нетленна,
Она нас ждет на небесах.
Святый восторг благотворенья!
<1819>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Силуэт

Твой образ в сердце врезан ясно,
На что ж мне тень его даришь?
На то ль, что жар любови страстной
Ты дружбой заменить велишь?
Но льзя ль веленью покориться:
Из сердца рвать стрелу любви?
Лишь смертью может потушиться
Текущий с жизнью огнь в крови.

Возьми ж обратно дар напрасный,-
Ах! нет: оставь его, оставь.
В судьбине горестной, злосчастной
Еще быть счастливым заставь:
Позволь надеждой сладкой льстится,
Смотря на милые черты,
Что, как твоя в них тень хранится,
Хоть тень любви хранишь и ты.
<1806>
Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов.
Москва: Художественная литература, 1988.
» к списку
» На отдельной странице

Скромное признание в любви

Ах! пойду рассею скуку
По лесочкам, по лугам,
Тайную, сердечну муку
Эхам томным передам.

Томны эхи! повторите
Скромну жалобу мою;
Другу милому скажите,
Что по нем здесь слезы лью.

Пусть хотя чрез вас узнает
То, чего сказать нет сил:
Что по нем душа страдает,
Без него и свет немил.

Эхи! пристально внимайте:
Если милый мой вздохнет,
Вздох скорей мне передайте!-
Сердце лишь ответа ждет.
<1819>
Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов.
Москва: Художественная литература, 1988.
» к списку
» На отдельной странице

Славолюбие

О славолюбие! какими
Ты чарами слепишь людей!
Державно властвуешь над ними
Среди простертых вкруг сетей,
Но меж твоих орудий лести
Из всех приманчивей — хвала:
Ах! сколько, под личиной чести,
Она юродства в мир ввела!

Не все ли, обольщенны славой,
Мечтают и по смерти жить
И лезвие косы не ржавой
На мавзолеях притупить?
Хоть зрят старанья тщетны многих,
Но их пример сей не уймет:
Все верят, что от ножниц строгих
Легко нить славы ускользнет.

Тут шествует толпа героев,
Похвал приять алкая дань,
Стремится всяк из них средь боев
Омыть в крови убийства длань;
Там, горды скиптром, багряницей,
Цари, желая в слух веков
Греметь тяжелой колесницей,
Томят впряженных в ней рабов.

Но сим ли буйством лавры вечны
Гордец в венок свой может вплесть?
Лишь путь он кончит быстротечный,
Умолкнет вмиг хвалебна лесть.
С трубой, пред чернью изумленной,
Ее тут зрим мы, звук взгремел,
Но, шумным воплем заглушенный,
Вблизи раздавшись, онемел!

А там зрим рубищем покрыта,
По неутоптанным стезям
В соборе муз слепца-пиита,
Текущего в бессмертья храм;
Героев он ведет с собою
И доблестных царей синклит
И им разборчивой рукою
Венки лавровые дарит.

Зачем же вслед сей, на отвагу,
И мне с пером не поспешить?
Чернило лучше на бумагу,
Чем кровь на поле бранном, лить.
Быть может, если муз покровом
Пермесский прешагну поток,
Под лучезарным Феба кровом
Сорву из лавра — хоть листок.
19 октября 1822
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Спокойствие праведного

      Псалом 22

Господь мой Пастырь; не страшусь;
Вовек отрады не лишусь.
На пажитях обильных, злачных,
При токах тихих и прозрачных
Меня к покою он вселит;
Смятенну душу возвратит
И на пути наставит правы,
Для имени Его и славы.

Хотя во смертну сень пойду,
Не убоюсь: тебя найду.
Жезлом и палицей святою
Меня утешив, предо мною
Готовишь ты в виду врагов
Трапезу всех благих даров;
Главу мне муром умащаешь
И полну чашу наливаешь.

Вся жизнь исполнится моя
Щедрот Твоих и благостыни;
И в храме Твоея святыни
До смерти водворюся я.

В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

Способ помолодеть

Поспеши, весна прекрасна!
Бархатом покрой луга;
Пусть кристальна струйка ясна
Вновь омоет берега.
Липы, тополи ветвисты
Пусть на дерне тень прострут,
И фиалочки душисты
В воздух аромат прольют.

Дев игривы хороводы
Выйдут в рощи за тобой;
Суету забыв и годы,
Подойдет к ним дед седой;
Чтоб, под дуб с своею Саррой
Сев, на игры поглядеть;
Вспоминаньем — в век свой старой
Хоть на миг помолодеть.

Впрямь, зачем всяк день крушиться,
Вспоминая, что прошло?
То, чему не воротиться,
Будь,— как будто не было.
Что скучать все старосельем,
Лет доживши до зимы?
Вот ребята,— их весельем
Веселиться можем мы.

Поспеши ж, весна! и чистой
Луг цветочками покрой;
Я из них венок душистой
Дряхлою сплетя рукой,
Той,— чьи взоры мила друга
Дней напомнят мне зарю,
Той,— из хороводна круга,
Я венок сей подарю.
<1817>
В.В.Капнист. Собрание сочинений в 2-х т.
Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1960.
» к списку
» На отдельной странице

Старик, ожидающий весны

Весна коснит - и дни бегут,
   И нашу жизнь уносят.
Вот миг - и парки нить спрядут,
   Вот миг - и ножниц спросят.
Ах! сколько, старец, я друзей,
   Друзей младых, любезных,
Покрыл уже сырой землей
   И пролил токов слезных!

Им жить было,- а мне зачем
   Влачить век мрачный, скучный?
Хариты с ними ночью, днем
   Бывали неразлучны...
Ко мне ж болезнь, забота, скорбь
   Приходят на беседу,
И всё еще грузнее горб
   Седому вьючат деду!

В дому ли скук влачу часы,-
   Дом пахнет уж пустыней;
Вот сад; как старость мне власы -
   Его так пудрит иней;
Там гнется вяз на утлом пне,
   Как старца гнут уж годы;
И, как под шубой кровь во мне,
   Под льдом так стынут воды.

Но вот они опять с весной,
   Как из пелен, прорвутся,
Деревья, с прежней красотой,
   Вновь в зелень облекутся;
А мне весна, хоть придет вновь,-
   Не усладит печали:
Мне младость, резвость и любовь
   Навек "прости!" сказали!..

Но нет; приди, весна! - цветы
   На травку брось зелену;
Хотя спрямить не можешь ты
   Мне спину, в крюк согбенну,
Хоть в свете счастьем мне своим
   Нельзя уж наслаждаться,
Так, вспомня прежнее,- чужим
   Я буду утешаться.
<1814>, <1821>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

Старому доброму другу моему

1812 года ноябрь в 8-й день

Одно лишь поприще осталось
Кончающемусь году - течь:
В пучину вечности желалось
Ему тебя с собой увлечь,
И нить нам жизни драгоценной
Десница парки разъяренной
Готовилась уже пресечь.

Но, вняв молитве теплой многих,
Благий твой ангел Михаил,
Слетев, движенье ножниц строгих,
К отраде всех, остановил.
Врата он гроба заграждает
И друга смертных осеняет
Воскрылием блестящих крыл.

Сей день днем радости нам будет,
Приятный именем драгим.
Пусть в нашей жизни он убудет,
Ко дням прибавленный твоим;
Да тем продлится век полезный,
Которым все мы, друг любезный,
Как собственностью дорожим!
8 ноября 1812
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице

* * *

Чего Улисс не претерпел!
В скитанье десять лет провел;
Гоним Нептуном от Исмара,
Едва ль не вплоть до Гибралтара
Вперед и взад бедняжка плыл,
А вот теперь Капнист взвалил
На многотерпца вновь обузу
И заставляет плыть — в Отузу!
<1819>
В.В.Капнист. Избранные произведения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1973.
» к списку
» На отдельной странице
Популярные поэты
Темы стихов
Разделы сайта
» Сайты о русской поэзии и поэтах в сети
» Годы творчества
Реклама
Рассылка стихов
RSS 2.0 Рассылка 'Стихи русских поэтов'
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Monster ©, 2009 - 2016